Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!
Главная » Статьи » Увлечение магией Горбачева

Увлечение магией Горбачева

4fef2c66-7878-0bf3-7878-0bfc0d297054.photo.0Перемещения в пространстве власти всегда отходят на второй план. Чаще всего это просто закрепление чьего-либо статуса. Но порой происходит нарушение этой логики. И тогда возникает обратная последовательность.

Апрельский день, 1976-го года, на Красной площади хоронят маршала Гречко. На мавзолее Черненко располагается с самого края.

Тот же год, 8-е мая. Брежневу вручают маршальскую звезду. Черненко незаметно перемещается уже в середину ряда.

29-е мая. СССР и США подписывают в Кремле договор. Черненко все ближе и ближе к Брежневу, хоть и не является членом Политбюро.

6-е октября. В аэропорту проходит встреча Брежнева. Черненко рядом с Брежневым. Всем все ясно без лишних слов.

Горбачев оказался на партийном престоле при обстоятельствах, также касающихся магии власти. Порой кажется, что именно таким образом раньше и боролись за власть.

Начиналось все еще при Брежневе. В 1981-м году Черненко вручают Золотую Звезду. Горбачев стоит пятым от Генерального секретаря. Через пару секунд он передвигается и становится третьим. Это говорит о его притязаниях.

Ноябрь 1983-го года, идет званый ужин в Кремле. Между Горбачевым и Генеральным секретарем лишь трое: Черненко, Громыко и Гришин. Черненко снова награждают Золотой Звездой. Все счастливы. Больше всех остальных счастлив Горбачев. Он приблизился к Генеральному секретарю. Но это еще не совсем победа. Еще при жизни Черненко в Политбюро развернулась борьба за его место. Основные претенденты, борящиеся за власть – Романов и Горбачев. У каждого из них были как небольшие победы, так и поражения. Везло то одному, то другому. После решения о проведении заседаний Секретариата Горбачевым, его сторонники смогли сделать этот небольшой успех решающим.

Нюанс был в том, что даже после этого Горбачев все также сидел на прежнем месте. И пока его новое положение не зафиксировали, изменившийся статус всерьез не воспринимал никто. Он был в ярости, что сменить место не удавалось, исходя из свидетельств участника тех событий. Так было до тех пор, пока Устинов не заявил на заседании Политбюро ЦК, что теперь Горбачев должен сидеть на своем новом месте. Выразить протест не решился никто.

Его новое место было рядом с Черненко. После этого статус Горбачева сразу переменился. Теперь он сидел «выше» остальных, и эта перемена почувствовалась остальными. Это и стало решающим моментом в психологическом смысле.

После закрепления на новом месте за столом Политбюро, Горбачев поторопился со сменой кабинета – он должен был соответствовать его новому положению. Он расположился в бывшем кабинете Суслова, а при Брежневе — унаследовавшего его Черненко. Последовательность была многозначительной и многообещающей. До вселения в новое помещение, подтверждения нового политического статуса быть не могло. Это было ясно и политическим противникам Горбачева. Ими была начата тайная закулисная возня, они старались любыми способами помешать этому переезду. Горбачев очень нервничал и психовал в период этой неопределенности.

Само собой, это было магией места. Ее Горбачев понимал всегда. Это всегда было символическим языком власти. На нем он вел разговор с собственным окружением, а также с внешним миром.

Приблизиться к Главному государственному лицу – значит убедительно заявить о собственном политическом и социальном ранге. А лучше сфотографироваться один на один с первыми лицами государства! Такое фото украсит личный кабинет, оно «дорогого стоит»!

Примерно так и поступил президент Билл Клинтон, когда состоялись повторные выборы. Итоги кампании зависели от того, какой фонд изберет партия. Само собой, предпочтение отдавали жертвователям больших сумм. Существовала и такая форма выражения признательности, как фотография в президентском обществе. Была и такса, она зависела от суммы взноса. Жертвовавшие от 25 до 50 тысяч шли как толпа (по 100 человек). Делали общее фото. Тот, кем вносилась большая сумма, получал право на фото с президентом один на один.

Как видно, магию власти применяли не только древние империи либо коммунисты. Не стоит удивляться тому, что и при Ельцине ничего не изменилось. Когда фаворитом был вице-президент Руцкой, его постоянно видели рядом с Ельциным. Как только он попал в немилость, близость эта тотчас же прекратилась. Формально он по-прежнему был вице-президентом, но только и всего. Для него это был конец.

Как и всякое магическое построение, магия власти обладает своими тонкостями и нюансами. На последнем съезде КПСС Сталин сидел в президиуме как бы отдельно, он обособился от остальных членов Политбюро. Рядом никого не было. Символический язык говорит о некоем разрыве в пирамиде власти между ним и всеми остальными.