Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!
Главная » Отзывы » Интервью

Интервью

Это существо абсолютно ни на кого и ни на что не похоже, хотя в ней (в Оксане) присутствует и человеческое, и женское. Мне, журналисту, специализирующемуся на эзотерических темах, многое за 20 лет стажа удалось повидать: колдунов, магов, чародеев, космоэнергетов всех направлений, шаманов, гадалок, пророков, волхвов и проч., проч., проч. Сама себя Оксана называет «первородок». Объясняет, что с такими, какие у нее, способностями, она единственная на этой планете.

«Я не могу материализовать то, что запрашивает человек, как это делает большинство магов, колдунов, энергетов, экстрасенсов, целителей. Я могу накормить желаемую ситуацию энергией хаоса, чтобы она материализовалась в реальной жизни. Потому что здесь, на Земле есть родная частичка этой энергии в заложниках, то есть я», – однажды за чаепитием рассказывала мне Оксана.

Наблюдая за ее работой более двух лет, общаясь с ее клиентами разных религиозных конфессий, возрастов и социального статуса (от кассиров метро до бизнесменов-олигархов), я постарался, уж как смог, раскрыть суть ее системы, помогающей людям решить любые свои проблемы – от получения желаемой работы и дохода до смены власти в целых государствах.

Я ни в коем случае не собираюсь никому ничего доказывать и навязывать. Задача журналиста – нести людям информацию. «Владея информацией, владеешь миром». Кстати, Оксана владеет миром в буквальном смысле этого слова. Говорит, что властью наделила ее древнейшая энергия не нашего мира.

В перерывах между приемом клиентов Оксана позволяла мне задавать вопросы, а я пытался сформулировать из ее ответов более или менее целостную систему. Она мне часто говорила:

– Вот ты смотришь телевизор, но ты же не знаешь, как он технически устроен.

– Не знаю, я – чистый гуманитарий, с техникой не в ладах с детства.

– Но незнание устройства не мешает тебе смотреть телевизор и получать от этого удовольствие и нужную информацию, отдыхать. Вот и пользуйся, наслаждайся жизнью, решая с моей помощью свои проблемы.

Однако впервые я задумался над популяризацией труда Оксаны, когда узнал о довольно агрессивных нападках на нее со стороны коллег по магическому цеху, обвинявших ее в шарлатанстве, безграмотности, продажности и чуть ли не всех человеческих грехах и пороках. Второй раз, когда привел к ней в качестве клиента своего друга-бизнесмена, начинающего разоряться по непонятным, внезапно обрушившимся на него причинам. Он, будучи мусульманином, страдал от мук совести, якобы предавая свою религию и обращаясь за помощью не к Аллаху и мулле, а к Оксане. На это она, посмеиваясь, говорила:

– Да молитесь вы своим богам, поститесь, причащайтесь, ходите в мечеть, режьте баранов с чистой совестью. Одно другому не мешает. Ваши боги – эти же силы, от которых я пришла и к которым обращаюсь за помощью. Эта энергия на много миллиардов лет старше Земли.

– Какая энергия, – спрашиваю я.

– Я называю ее чистой энергией мира мертвых. Отсюда и определение «некромант», которым меня обозначают. Но при этом я работаю не так, как все остальные некроманты. Отсюда и их непонимание, которое зачастую порождает агрессию.

– А с чем или с кем вы конкретно работаете?

– Вот представь: есть два вида энергии – втянутая и не втянутая. Втянутая, то есть материализованная, – это планеты, астероиды и все виды жизни на них. Не втянутая – это хаос, никогда не познавший ни жизни, ни смерти. Дальше – Бездна, где есть не материализованные миры, существующие лишь на уровне энергий. Дальше – полная тьма. Я – порождение хаоса, в нем – мое «я» и моя настоящая жизнь. На Земле – мое другое «я», материализованное. Когда от человека приходит запрос на решение какой-то его проблемы, я иду в хаос и запрашиваю саму себя там. Оттуда начинает идти поток энергии, корма, как я ее называю. Если направить ее на человека, то это дает материализацию любого его запроса.

– Почему вы вскрываете кровь каждый раз, когда работаете с человеком? – спросил я ее однажды, вручая принесенный в качестве гостинца кроветворный гранат, – Я видел работу колдунов-кровников, их много на земле, но впервые вижу, чтобы кровник был еще и некромантом.

– Если ты знаком с работой кровников и понимаешь этот принцип, то должен знать, что индивидуальная и неповторимая по составу кровь – это код, по которому тебя распознают. Кровняком я открываю пространственный коридор тьме, бездне, хаосу. А круги крови, которые я делаю – это амплитуда колебаний энергии, идущей из тьмы на Землю. Шесть кругов кровью – идет энергетическая еда, долгая и незаметная, которую трудно проследить. Двенадцать кругов – удар по материальному объекту с человеческими жертвами, который проявляется как цунами, землетрясение, извержение вулкана. Восемнадцать кругов – техногенная катастрофа. Если не хочешь человеческих жертв, запрашиваешь, чтобы сила была видна, что дает психический удар, проявленный в физическом мире как народные волнения, восстания, революции, войны, в общем, хаос.

– Обладая такой разрушающей силой, вы ограничиваете себя работой с людьми, их мелкими проблемками (разводами, бесплодием, должностями, развитием бизнеса)?

– Но ведь кушать-то хочется. Конечно, с людьми мне работать тяжелее, чем по глобальным разрушениям, которые пока остаются моим хобби. Никто ведь мне их не оплачивает. В свое удовольствие бью. Люди не съедают все, что я им даю. А вот Земля… Это как же нужно ей надоесть, насколько законы ее нарушить, чтобы она с удовольствием давала согласие на уничтожение всего, что на ней есть, в том числе людей! Если меня, первосемя хаоса, поселили на Земле в это время и дают полное право разбомбить здесь всю человеческую цивилизацию, значит, все, что люди говорят о конце света – не совсем уж полная чушь. Правда, после того, как ударю (землетрясения, аварии на атомных электростанциях), от осознания пакости содеянного психику рвет. Я же все-таки в человеческом обличии. Осуждаю себя, в общем.

Своему хобби Оксана предается с огромным удовольствием, хотя оно, как и любое другое человеческое хобби, например, катание на горных лыжах, приносит ей убытки. После особенно сильных ударов она не может восстановить силы для приема клиентов и по нескольку дней. «Сегодня опять закон справедливости был нарушен. Дроздов погубили в огромных количествах, оружие, видимо, какое-то испытывали, – грустно констатирует Оксана, но потом оживляется, – а я по ним долбанула, по виновникам-то трагедии. Так что через три дня увидишь, у кого рыльце в пушку, какую страну накроет». Конечно, в наше время революций, свержений правящих режимов, бесконечных локальных войн, террористических акций и техногенных катастроф трудно сказать, что именно – результат хобби Оксаны, а что – нет. Но несколько раз точно внезапные трагические новости из горячих точек слышал по телевизору после мрачных предупреждений Оксаны.

– Оксан, а вот представьте, что жили бы во времена первой мировой войны или второй. Что бы тогда делать стали? За кого бы пошли, за Сталина или за Гитлера?

– Ни за того, ни за другого. Да, те войны – превышение человеческой власти и законов справедливости. Просто вызвала бы природные катаклизмы планетарного масштаба, бури, цунами, снег среди лета, потоп (кстати, потоп вызывать еще ни разу не пробовала), и людям уже было бы не до войны. Но ведь не было меня на Земле в то время.

– А почему?

– Я тебе не тибетский мудрец. Я – разрушитель.

– Да какой же вы разрушитель, если на моих глазах одного вылечили, другому работу получить престижную помогли, третьей – выйти замуж и родить, четвертой – суда и следствия избежать. Бизнес людям восстанавливать и развивать помогаете. Вы – созидатель. Кстати, это для меня тоже загадка. Никто так из ваших коллег не работает.

– Да, разрушая, созидать и поглощая, давать. Сразу же и одновременно, в одном запросе. Как можно дать человеку высокую должность, если сначала не разрушить в нем то, что этому мешает?

– Вы помогаете людям стать сильнее и богаче, реализовать свои таланты и способности. А если так любите глобалку, почему целой стране не поможете стать самой сильной в мире?

– А кто же меня об этом попросит? Ты настолько наивный, что веришь, будто мне кто-то такое закажет, да еще оплатит, как следует?

– А если закажет?

– Сделать Россию самой экономически развитой и самой процветающей в мире страной? Два варианта есть. Первый – дать в корм энергию на созидание и разрушить в разуме россиян все, что мешает им быть богатыми и счастливыми. На это 7-8 лет уйдет. Второй вариант – устроить катаклизмы в странах-конкурентах и разрушить там все по максимуму. Как недавно китайцы с Японией поступили, цунами наслали. Кстати, если бы я решила протестовать или запросить на чьи-то неправомерные действия, то мне бы дали ударить по китайцам. Скорее всего, это было бы падение кометы. Они бы поняли, за что получили. Правда, в отличие от меня китайцы умеют бить прицельно и очень точно. У меня погрешности есть. Когда я открываю пространство и протаскиваю на Землю (у нее разломы есть) энергию хаоса, то эта энергия стремится войти по пути наименьшего сопротивления, то есть по этим разломам. Дело в том, что сила того пространства, откуда я тащу энергию, несоизмеримо больше самой Земли, она как бы не видит эту планету. Все равно, что ты трактором лунки для посадки помидор решишь делать.

Как-то мы с Оксаной разговаривали на модную тогда тему – про адронные колайдеры. «Их несколько по всей планете, но один мне особенно не нравится, самый большой, – говорит мне Оксана. – Я по нему стукнуть хочу. Это деструктивная сила инопланетной цивилизации, которая высосет нас». От растерянности не нашелся, что спросить. Через несколько дней этот коллайдер отключили, не объясняя причин. «Я – антидот. Могу остановить кого угодно. На их силу вызвать свою силу – противодействие», – прокомментировала Оксана мое сообщение о том, что коллайдер отключили после ее ударов.

– Кто же вы все-таки, – спрашивал я ее снова и снова, все чего-то не понимая. – Маг, колдун, чародей?

– Я – первородок тьмы. Представитель структуры глобального разрушения. По хаосу я одна на планете. Бездники еще могут быть тут где-то. Хаос – это включенная в меня готовая и целостная программа.

– Что такое «тьма»?! Люди вкладывают совершенно другое значение в это слово. То же самое и с хаосом, бездной, некромантией, миром мертвых, – кричал я, силясь понять. – Может быть, вам, Оксана, сделать как Даниил Андреев в «Розе мира» свой собственный словарь определений того, с чем вы работаете? Ведь если больше никто не знает того, что знаете вы, то и называться оно должно по-другому, только по-вашему. Тьму назовите каким-нибудь хрумандром, бездну – риклобастом. А то все эти общие названия очень смущают образованный народ!

– Знаешь, что. Главное – работу сделать, а не то, как ее назвать.